Форумы Регистрация Вход
    Эпилог
Перейти к последнему сообщению
Мастер
2016-12-01 12:07:15
Еще через полтора месяца изрядно потрепанный караван Секста Крауберга въехал под мелкий противный дождь в Новую Церию, поредев на три человека. Как город показался на горизонте, Парчам и Пейкари, не взяв другой платы с Крауберга, попросили лишь выделить им остаток припасов и развернули своих коней куда-то в одну им известную степь. Рашим, напротив, всю дорогу тщательно записывал сказания Бренны о далеком будущем, изведя девушку до той степени вниманием к мелочам, что под конец она начала огрызаться, и теперь был полон решимости, вернувшись в город, самостоятельно пойти сдаваться фарнской охранке, которую он так боялся какие-то три месяца назад. Кажется, у Беннера был полный фанатичного безумия план, в который сам Беннер, тем не менее, без сомнения верил.

Профессор Крауберг еще по дороге размышлял, что раз уж он знает о грядущем через двадцать пять лет, очень глупо будет не воспользоваться своим знанием. Сначала, разумеется, рассчитавшись с некоторыми обязательствами - в первую очередь перед Фарзином, и, до определенной степени, с Бренной.
А дальше... зная, что через двадцать пять лет все рухнет, на том можно неплохо заработать. Подкинуть идею одному знакомому, вложиться деньгами в контору другого, за долю в прибылях договориться с кем-то из зятьев, и одновременно с тем продолжать преподавать где получится и понемногу готовить базу для деятельности политической. Хочешь мира - готовься к мировой войне.
А еще Секст Крауберг четко вознамерился осаждать консульство Рейха запросами на разрешение на экспедицию в Заморский Рейх. Так долго, пока не надоест или пока не выдадут разрешения. А если не выдадут - юго-восток тоже толком никто не картографировал и туда тоже можно будет отправиться.
Планов у профессора было много, куда больше, чем на двадцать пять лет.

Фарзин еще на обратном пути занялся обучением девиц всему, что, по его представлением, следовало знать шаману. Бренна как ученица еще по дороге показала себя полной бездарью, что, к своему удовольствию, смогла с лихвой компенсировать в последующий год, занимаясь подготовкой молодого кочевника к поступлению, пока профессор готовил первый том "Истории затерянных городов". В его лице Раданский университет обрел первого чернокожего студента. Изумив до онемения комиссию на приемных экзаменах и будучи в целом прилежным учащимся, звезд с неба он, тем не менее, не хватал, и его след в истории теряется вскоре после выпуска. В течении лет пяти Фарзин краткосрочно появлялся в разных городах Церии и немедленно исчезал, когда на него начинали обращать особое внимание, по кочевой традиции ни на одном месте не задерживаясь надолго. Дальше его церийский след теряется.
Возможно, это связано с постепенно растущим в те годы влиянием Культа: более всего сердце и ум первого черного выпускника высшей школы Церии тяготели к изучению миновавших внимание церкви магических традиций.

Дана везла с собой один из немногих вещественных артефактов, что экспедиция захватила из Решиана: тяжелое серебренное зеркало в нержавеющей железной оправе. Только им одним нагрузив целого осла, она была настроена переправить переправить его дальше в Невию, да и там не собиралась расставаться с предметом. Потратив год на совместный с профессором выпуск обзорной книги, дальнейшие усилия историк Вейнер, смирившись с необходимостью участия экзорцистов Культа в ее работе, потратила на расшифровку и перевод привезенных из Решиана письменных источников.
Будучи совсем не заинтересована в преподавании, первой женщином-профессором Дана так и не стала. На переломе века, за несколько лет до первых сражений Второй Великоцерийской, она навсегда покинула свой дом и университет в Невии, отправляясь в Южный Ирос. Влияние Культа, особо сильное в Южной Церии, не особо распространялось на колонии Церийского Рейха, где тот имел разве что миссии в крупных колониальных городах.
Сразу после войны историк Вейнер будет много путешествовать, будто в поисках чего-то изъездив весь Старый Свет от Таррена до восточных побережий Сиаре. Последние упоминания о ней относятся к десятым годам, когда уже немолодая Дана Вейнер собирает малочисленную экспедицию в Великую Пустыню Ироса с неменьшим энтузиазмом, чем тридцать лет назад, будучи полна решимости найти и открыть для науки потерянный Решиан. Несмотря на то, что в этот раз научный мир провожают ее лучшими пожеланиями, а не скепсисом, обратно экспедиция не вернется.

Бренна Крауберг прочно свяжет свою жизнь с Секстом, надолго став единственным редактором и первым критиком его научных трудов и публикаций. Рукопись Фарзина о пережитых ими в Решиане событиях она будет многие годы возить с собой, пока в начале девяностых годов сумку с ней не вырвут у нее из рук на перроне поезда, отходящего на Ивену.

А в Нервике, молодой и быстро растущей столице Медледера, после войны действительно поставят памятник Сексту Краубергу, профессору и полковнику, вошедшему в историю идеологом его борьбы за независимость.

[ Ссылка на сообщение ]
Перейти к первому сообщению
Тема закрыта